Когда же будет по пятьсот?

В стране кризис, разруха и безработица. Все любят ссылаться на государственное управление, отказ от приватизации государственных организаций и всякие другие необъяснимые явления. Но как обстоят дела на самом деле?

Хотелось бы поспорить в сторону защиты руководства. Ведь у них больше опыта и они лучше знают, что занятость населения в большем приоритете, чем прибыль отдельной организации. Но нет смысла. Так и живем. Частник в первую очередь озабочен прибылью и успешным функционированием и развитием предприятия, для государства важнее, чтобы люди были заняты.

Диван в Доме мебели

Далеко ходить не нужно, выбирал себе диван. Посетил множество мест, ходил, сравнивал, выбирал. Не буду останавливаться, что в магазинах представлены однотипные модели от различных производителей СНГ, но выбрать можно. С точки зрения выставления экспозиции понравился «Дом мебели» на ул. Веры Хоружей, 6. Диваны, кухни, кровати и другая мебель от разных производителей выставлены вместе по категории мебели, это очень удобно.

Частники пока не догадываются объединяться и продаваться вместе. Просмотр превращается в разброд и шатание по павильонам. Я посетил узкоспециализированные магазины и торговые центры. Если с магазинами все понятно, ну есть у «Домового» 10 диванов, то он их и выставляет. Но вот логика торговых площадок мне не совсем ясна – 5 диванов тут, 7 диванов там, 3 дивана еще дальше, 15 диванов там возле стены и 6 диванов за шкафами. А между ними банкетки, столы, табуретки… и даже продавец посуды и ножей.

У частника, как правило, в павильоне 1-2 специалиста широкого профиля, которые могут рассказать про диван, показать диван, продать диван, организовать доставку, принять деньги и попрощаться. Это правильно с точки зрения экономии и логичности ведения бизнеса. Наниматель берет на работу человека, вешает на него широкий круг обязанностей и платит ему соответствующее вознаграждение.

В этом плане в «Доме мебели» все по-другому. Подхожу к выбранному дивану, консультанты втроем сидят поодаль и разговаривают, на меня никто не обращает внимания. Какого-то покупателя это может оттолкнуть от покупки, но не меня – я настойчивый. С одной стороны – здорово, никто не мешает думать и определяться, с другой стороны когнитивный диссонанс, что они (консультанты) такое?

Я гуглю информацию по дивану, но хочу ведь визуально все осмотреть. Стою уже возле дивана 5 минут. Начинаю его раскладывать, ведь мне так-же важна информация о его конструкции (Тут выползают тараканы жены и машут Вам лапками). Убираю подушки, журнальный столик. Рядом стоящие диваны мешают, я их отодвигаю к чертям! Помните? Настойчивый. Я собрался его покупать – мне можно. Никто на меня не реагирует. Согласитесь, стандартная ситуация, когда так ведет себя клиент в торговом зале.

Разложил диван, сложил, вернул все на место. Вы ушли бы уже? Нет, я долго ищу диван, много мест объездил, а этот – мне приглянулся и жена согласна. Продолжаем прохождение квеста. Отправляюсь через весь зал к месту оформления покупок.

Это место поражает само по себе. Тут своя атмосфера. Один человек занимается оформлением корпусной мебели, второй же – мягкой мебели. Дальше сидит третий сотрудник, который ответственный за оформление товаров в рассрочку, четвертый и пятый организую доставку оформленного товара у предыдущих трех. Весь этот балаган завершают три кассира с тремя кассами, которые работают только с деньгами, ну и с карточками, с опасением…

Все просто, все здорово, над ними таблички — уже супер. Все хорошо? Нет, человек, занимающийся оформлением мягкой мебели (я же диван покупаю) отсутствует. Мне предлагают его подождать, не сразу предлагают — после моего вопроса. Сотрудник, который оформляет корпусную мебель, поясняет причину отсутствия коллеги – он консультирует клиентов по рассрочке! Да, именно он, не тот, кто сидит с табличкой «оформление рассрочки».

Ладно, и не такое решали. Я Сибирь прошел (компьютерную, которая). Дожидаюсь визуального, вербально-аудиального и почти физического контакта. Уточняю: хочу диван с правым углом вот тот «Эвита 3Р+1», но не знаю, как у Вас в документах значится правая сторона. Когда я смотрю на диван спереди, хочу, чтобы угол был справа, а когда я на нем сижу – слева. Доступнее объяснить – картинку нарисовать.

Что делает сотрудница? Я не мог предположить, что она возьмет свой справочник, который выглядит как Книга учета (кто не помнит, как она выглядит – огромный блокнот формата А4) и начнет листать его. Листает, листает и находит:

– Да, есть три таких дивана, два – левых, один – правый. – И захлопывает книну.
– А стоит столько, сколько написано на ценнике? Прям со скидкой? – Вопрошаю я.

Логичный последовательный вопрос, не находите? Чтобы Вы думали, она начинает листать снова свой справочник, чтобы узнать цену. Листает его она снова сначала, не принимая во внимание свой предыдущий опыт и алфавитный порядок. Буква «Э» (Эвита) почти в конце. Но листает она его дольше, чем в прошлый раз. Ведь предоставление информации о цене намного существеннее и серьезнее, чем предоставление информации о наличии. Забыл упомянуть: все записи наличия и цены диванов записаны руками и шариковой ручкой.

Анахроизм? Да! Но сотрудникам видимо так проще. Ведь для того, чтобы нажать Ctrl+F и найти наличие в каком-нибудь каталоге MS Excel, туда эту информацию нужно внести. И я их понимаю. Я сам продавал шины на АвтоМалиновке автопокрышки по распечатанным спискам из того же Excel. Bridgestone, Michelin, Goodyear, BFGoodrich, Yokohama, Continental, Hankook, Pirelli, Amtel, Kama… И цены в списке были закупочные, и ты должен был прибавлять к ним в уме определенную цифру в зависимости от вида/размера и остатка покрышек.  Не самая яркая часть моей биографии.

Вернемся к продавцу мягкой мебели. Помните? Я насчитал уже одиннадцать сотрудников. Мой подготовленный мозг предполагал, что все мои проблемы я решу если не с помощью «одного окна», то по крайней мере «одной длинной стойки с восемью сотрудниками».

Меня отправили на склад.

По звонку, сообщению на пейджер, нажатием кнопки всеохватывающему крику пришла двенадцатая сотрудница и повела меня на склад смотреть мой диван. Я уже был готов ко всему. Мое умудренное и искушенное детство не дало мне удивиться подвальному бункеру под «Домом мебели», где хранилась всякая мебель.

В моё предназначение в этой операции была заложена ответственная суть: мне нужно было проверить или все три части соответствуют цвету моих ожиданий. Первую часть мы нашли быстро и цвет меня удовлетворил (Если этично и нравственно давать клиенту оценивать цвет в подвальном полуосвещенном бункере). Вторую часть мы искали по всему складу. Двенадцатая сотрудница была ростом ниже меня, а диван состоял из трех частей. Прыгала она по частям чужих диванов очень вдохновленно и эмоционально. Когда вторую часть мне показали издалека, я понял, что моего терпения больше нет.

Вернулся я к «стойке с кучей сотрудников» с радостью (что меня выпустили из подземного бункера) и с полным согласием на все дальнейшие процедуры.

Я уже наплевал, какого цвета будет диван и будет ли он состоять из разных частей (я знаю, что такое суд и кто такая «Книга жалок и приложений»). В итоге: у второй сотрудницы я оформил диван, у пятого сотрудника я заказал доставку дивана к себе домой, за отдельную плату третьей организации (привет новым сотрудникам, а может даже сформированной под этой эгидой подрядной организации). У шестого сотрудника я оформил все оставшиеся документы на оплату, и пошел к седьмой оплачивать картой, потому что: «Нина, тут карточка, иди сюда!».

Подытожить хотелось бы чем? Делайте выводы сами. Когда у нас комиссионный доход от проданной вещи делится минимум на 12 человек — продавцов, не считая вышестоящего руководства, о какой средней зарплате «по 500» может идти речь? А мне товар совершенно не продавали, а всего-то позволили его купить. Да, и все эти три части я собирал сам — пожалел дополнительных денег добродушным грузчикам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Miroslav's workshop ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru